В какую эпоху мы живем? Теоретическое осмысление социально-культурных изменений общества второй половины ХХ века

    Во второй половине ХХ века многие исследователи отметили, что современные наиболее развитые в экономическом и технологическом аспектах общества подошли к новому рубежу. На смену эпохе классического "модерна" – современности, пришла новая эпоха, причем разные исследователи используют для ее обозначения разные термины. Дэниел Белл говорил о "

постиндустриальном обществе

". Олвин (Алвин) Тоффлер – о "сверхиндустриальном". Для этих ученых главным фактором новизны была технология и изменения в экономике (в частности, рост сектора услуг по сравнению с промышленным, производственным сектором). Збигнев Бжезинский использовал термин "

технотронное общество

". Широкое распространение получил термин "

информационное общество

", подчеркивающий значимость информационных технологий и рост объема информации, связанный с распространением этих технологий. Наиболее разработанная концепция информационного общества была предложена Мануэлем Кастельсом. Наконец, ряд исследователей (Ж.Ф.Лиотар, Фредерик Джеймсон (Джеймисон), Зигмунт Бауман и др.) заговорили о "постсовременном обществе" или о "состоянии постмодерна", сменившем современность. 
    Термины "постиндустриализм", "постмодернизм" ("постсовременность"), "информационное общество" относятся к одной и той же эпохе: второй половине ХХ – началу ХХI века. Однако эти термины – не синонимы. 
    Наряду с перечисленными терминами, для обозначения той же эпохи применяются такие понятия, как "общество риска" (Ульрих Бек), "высокая или поздняя современность" (Энтони Гидденс). Если одни исследователи подчеркивают факт разрыва между современностью и постсовременностью, то другие – отрицают факт разрыва, и, признавая несомненные новые черты "поздней современности", склонны подчеркивать преемственность двух эпох. Есть и иные точки зрения. Юрген Хабермас, например, говорит о "незавершенности проекта модерна". 
    Эта исследовательская "разноголосица" сама по себе весьма показательна. Она служит иллюстрацией состояния неопределенности, в котором пребывают современные ("позднесовременные" или "постсовременные"?) общества относительно своей собственной сущности. Неопределенность же – проблема, в первую очередь, культурная. 
    Социология всегда была мультипарадигмальной наукой. В конце ХХ века эта особенность социальной науки стала еще более отчетливой, поскольку изменился характер культуры, частью которой является научное знание.