Проблема несоответствия между культурой и социальной структурой

   Между культурой как системой смыслов, ценностей и норм и социальной структурой как сферой  упорядоченного взаимодействия часто существует некоторый "зазор". Р.Мертон рассматривал эту проблему в связи с феноменом девиантности  (концепция аномии). Мы рассмотрим эту проблему несколько шире.
   Ценности, идеи и представления, существующие  в культуре, могут в некоторых случаях не совпадать или даже вступать в противоречие с принципами, лежащими в основе социальной структуры.
   Такая ситуация может возникнуть в случаях, когда изменения в социальной структуре общества, формах его организации опережают изменения в культуре процесс переосмысления сложившихся ценностей и идеалов, выработки новых стандартов поведения. А также в диаметрально противоположной ситуации –  когда культурное развитие, новые идеи и ценности "не умещаются" в рамках сложившейся социальной  структуры, базирующейся на устаревающих культурных ценностях. Так, развитие научной мысли на исходе средневековья выходило за рамки официальной религиозной доктрины, в связи с чем Церковь нередко предпринимала попытки ограничить научный поиск. Наука зарождалась не только вне Церкви, но и вне средневековых университетов, что не удивительно, поскольку университеты,  несмотря на свою автономию, ориентировались все же на воспроизводство религиозного мировоззрения.  Наука первоначально была свободной и рискованной деятельностью отдельных одиночек-энтузиастов.  Институционализация европейской науки  происходит довольно поздно. Д.Белл, например, полагает, что этот процесс начинается только в XVII – XVIII веках.
   Хотя идея науки восходит еще ко временам Древней Греции, организация научных работ, в основном начинается в XVII веке созданием академий или научных сообществ, находившихся на содержании богатых меценатов и развивавшихся вне университетской системы, с целью поощрения научных исследований. Институционализация научных работ, однако, развивается  только с учреждением национальных академий, как во Франции в конце XVIII столетия, и развитием наук в университетских центрах, начавшемся в Германии в XIX веке… (Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М., 1999. С.505-506.)
   Даже в "стабильном" состоянии общества, когда видимых перемен не происходит, культура никогда не находит однозначного соответствия в сфере социального взаимодействия. Всем знакома проблема несоответствия культурных идеалов и реальности, поведенческих  норм и действительного поведения членов общества. Есть и другие измерения этой проблемы: например, неодновременное, неравномерное культурное развитие различных социальных групп в обществе или  отмеченная выше неоднородность культуры, связанная с социальной дифференциацией и социальной стратификацией.
   Другой аспект проблемы рассогласования (или, точнее сказать, несоответствия) культуры и структуры связан с тем фактом, что "содержание" культуры избыточно по отношению к структуре общества. Культура общества "вмещает" смыслы, значения, идеи, которые и не предназначены для того, чтобы воплощаться в системе устойчивых взаимодействий. Фантазии художника,  воплощенные в его работах – тоже элемент культуры, но они не связаны с регулированием социального поведения, хотя могут быть связаны с социальной ситуацией, в которую художник погружен. Другой пример – мистический опыт. Любая религия знакома с этим феноменом, непосредственной "встречей" верующего со священным, как бы "священное" не трактовалось. У истоков мировых религий – буддизма, христианства, ислама – лежит  мистический опыт их основателей. Но подавляющее большинство устоявшихся религиозных организаций относятся к мистическому опыту рядовых верующих очень настороженно, поскольку он не укладывается в устоявшиеся социальные формы религиозного поведения. Мистик всегда в некоторой степени "вне закона":  ведь он не нуждается в религиозной организации и посредниках-священнослужителях для контакта с объектом своей веры.
   Некоторые "культурные содержания" –– различные формы представлений о реальности, могут существовать долгое время лишь как "духовный феномен", но при определенных обстоятельствах оказываются востребованными для создания новых форм социальной организации. Например, национал-социалистическая идеология, потерпевшая сокрушительное поражение в результате падения III Рейха, вовсе не исчезла. Как система убеждений, она сохраняется – причем не только в рамках культуры, её породившей, и часто становится идейной основной все новых и новых  неонацистских организаций и движений. 
   Различные оккультные доктрины, базовые принципы которых восходят еще к поздней античности, существуют как бы "на обочине" европейских культур  постоянно, но время от времени происходит всплеск интереса к ним, выражающийся в организации оккультных кружков и сообществ.
   Мы можем сделать краткий вывод: социальная структура укоренена в культуре общества, опирается на неё, но культура – смысловое пространство, в котором происходит социальное взаимодействие, не исчерпывается культурными содержаниями, непосредственно "задействованными" в социальных отношениях.